В октябре 2018 года в Пушкинском Доме состоялась Международная научная конференция «Русская тема в зарубежной литературе» (XIX Алексеевские чтения), в которой активной участие приняли исследователи СПбГУ.

В мероприятии приняли участие эксперты из России, Германии, Италии, Израиля, Южной Кореи, Словении и Франции. Открыл конференцию профессор СПбГУ Всеволод Багно (кафедра русской литературы).

Профессор СПбГУ Николай Самойлов (кафедра теории общественного развития стран Азии и Африки) открыл в рамках чтений заседание специальной панели, посвященной образу России в литературе и театральном пространстве Китая в ХХ-ХХI веках. Идейной основой для участников панели стал совместный проект китаеведов СПбГУ и Гейдельбергского университета, посвященный изучению образа России и Запада в китайской культуре.

Доцент СПбГУ Алексей Родионов (кафедра китайской филологии) в своем докладе заострил внимание слушателей на образе России в китайской литературе начала 1930-х годов – времени, когда страна страдала от междоусобиц и попыток колонизации. Китайская интеллигенция в это время обратила свой взор на Запад и, в частности, на Россию в поисках рецептов, которые помогли бы стране в этот период.  «Русская литература – наш наставник и друг, считал китайский классик, писатель Лу Синь. – В ней мы увидели прекрасную душу угнетенного». Китайский марксист Ли Дачжао писал: «Русская литература несет ярко выдержанную социальную окраску и пронизана высоким гуманизмом».

После политического раскола в 1927 году отношение к России стало политическим маркером для националистической литературы сторонников партии Гоминьдан и пролетарской литературы Коммунистической партии Китая. В своем докладе Алексей Родионов подробно остановился на произведениях членов шанхайского литературного общества «Авангард», придерживавшихся гоминьдановских идей. «Как и следовало ожидать от националистических авторов, – делится Алексей Родионов, – бранная нота в отношении России стала главной, и основной претензией, конечно же, стала поддержка китайских коммунистов».

Наиболее показательны в этом отношении повесть Ван Гоаня «Битва у врат родины», а также произведения Хуан Чжэнься –  стихотворная пьеса «Кровь желтой расы» и повесть «На Лунханьской железной дороге», в которых СССР наделяется весьма нелестными эпитетами. Но примечательно, что писатели не распространяют свое отношение к СССР на русских персонажей в своих произведениях. Они не только изображались как враги, но и, например, становились олицетворением широты русской натуры или даже идеи тоски по Родине. «Отрадно, – подытожил Алексей Родионов, – что русскую культуру нельзя было игнорировать, даже придерживаясь антисоветских националистических позиций».

Доцент СПбГУ Оксана Родионова (кафедра китайской филологии) продолжила заседание рассказом о переводах российской и советской литературы в Китае. В поле зрения исследовательницы попало два периода. Первый - знаковое десятилетие после культурной революции, 1976-1986 годы, когда «открылись задраенные шлюзы и в Китай хлынули потоки зарубежной детской литературы». И второй период – с 2000 по 2013 годы, который также характеризуется повышением интереса к русской детской литературе. Так, если в начале 2000 годов в Китае выходили единичные переводы с русского, то в 2012 году, например, появилось около 250 изданий.

«В рамках нашего исследования, – уточняет Оксана Родионова, – в список популярных русских произведений были также включены произведения, написанные изначально для взрослых, но вошедшие прочно в круг чтения китайских детей». Среди таких произведений исключительной популярностью пользуется роман Николая Островского «Как закалялась сталь», а также рассказы Максима Горького, который является не только самым переводимым, но и самым изучаемым русским автором. Произведения этих авторов составляют более половины всех русских произведений, читаемых китайскими детьми. Например, роман Островского «Как закалялась сталь» был издан 285 раз в восьмидесяти вариантах перевода. Произведения Горького выходили в виде 425 сборников.

Третье место по популярности занимают познавательные произведения Виталия Бианки, Бориса Житкова, Льва Кассиля, Михаила Пришвина и Алексея Толстого. В круг детского чтения, по словам Оксаны Родионовой, входят Александр Пушкин и Иван Крылов. «По свидетельству китайских источников, – отмечает исследовательница, – первым русским произведением, напечатанным в Китае, были как раз басни Крылова, опубликованные впервые в 1872 году».

Необычную популярность получили произведения почти неизвестного в России литератора Василия Ярошенко, эсперантиста, знавшего многие языки, в том числе китайский и японский. Он преподавал в Китае, был близко знаком с классиком китайской литературы Лу Синем. Переведенные на китайский язык в 1922 году его сказки и пьесы многократно переиздавались в Китае.

Десятку популярных в Китае писателей замыкают Кир Булычев, Александр Беляев и Михаил Ильин.  Настоящее имя последнего –  Илья Маршак, и его переведенные на китайский язык познавательные произведения для детей намного известнее, чем стихи его брата Самуила.  Большую роль в популяризации трудов Ильина сыграл его переводчик, замминистра культуры КНР.

Среди особенностей китайской литературы нужно отметить большую популярность жанра документально-биографической прозы, в центре которой обязательно находится положительный герой. Поэтому в Китае часто выходят произведения русских писателей о подвиге Зои и Шуры Космодемьянских, о детстве Сергея Кирова, о жизни Владимира Ленина, Аркадия Гайдара и Александра Матросова.

В конце ХХ века интересом пользовались произведения русских фантастов Кира Булычева и Александра Беляева. Практически все их произведения переведены на китайский. Среди современных авторов популярностью пользуются Сергей Лукьяненко и Дмитрий Емец.

«Процесс культурного обогащения должен быть взаимным, – считает Оксана Родионова. – В начале ХХ века в России знали очень хорошо о Китае. Сейчас, можно сказать, ситуация в корне изменилась, и китайцы лучше знакомы с нашей страной, чем россияне с Китаем».

Доцент СПбГУ Юлия Мыльникова (кафедра истории стран Дальнего Востока) поделилась наблюдениями об особенностях восприятия российских театральных постановок на китайской сцене.

«Китай переживает театральный бум, – считает исследовательница. – Если раньше символом большого города в Китае были сигнальные барабанные башни, то сейчас возводят большие театральные площадки». За первое десятилетие ХХI века в Китае появилось около пятидесяти театров, для строительства которых были приглашены архитекторы самого высокого мирового уровня – например, Заха Хадид. В русле политики «Идти вовне», которая сейчас распространяется не только на экономику, но и на культуру Китая, активно поддерживается развитие современных видов искусств: экспериментального и авангардного театра и танца. Амбиции китайских властей очень высоки. Власти Шанхая, например, поставили себе задачу превратить свой город в крупнейший культурный центр в Азии.

Большинство гранд-театров в Китае являются прокатными площадками: у них нет своей труппы. Существуют большие корпорации, которые занимаются театральным менеджментом и, в частности, организуют гастроли именитых трупп.

«В Китае нет такой привычки ходить в театр, как в России, – делится наблюдениями Юлия Мыльникова. – И заполнить залы на гастроли достаточно сложно».  Гораздо легче устроить выступления тех театров, которые уже были в Китае. Узнавание, наличие рецензий – залог того, что билеты будут быстрее раскуплены.

«При организации гастролей стоит ориентироваться на то, было ли переведено это произведение на китайский, – советует исследовательница. – И, конечно же, в приоритете русская классика. Скорее всего пригласят театры, в репертуаре которых есть "Война и мир", "Анна Каренина", известные китайскому зрителю».

Китайских зрителей может заинтересовать что-то необычное – например, постановки, идущие по четыре-шесть часов. «Для китайского зрителя это может стать настоящим приключением, – говорит Юлия Мыльникова. – Он пойдет из любопытства на такой длинный спектакль».

Сейчас принято приглашать на представления известных блогеров, которые во время спектаклей ведут трансляцию, делают обзоры для своих подписчиков. Также надо иметь в виду очень субъективный фактор – знания китайцев о русских актерах и режиссерах. «Китайцы, к примеру, ничего не знают о Додине или БДТ, – замечает эксперт. – Но, если рассказать им, что в любимом всеми китайцами фильме "Служебный роман" главную роль сыграла актриса, всю жизнь проработавшая в БДТ, все удивятся и спросят: "Почему они до сих пор не приехали в Китай?"».

Для организации гастролей зарубежных театров обязательным является получение разрешения от официальных властей. Ревизии, например, могут подвергнуться все темы и слова, связанные с христианством и марксизмом. Для китайских властей табу стали не только обнаженное тело, но и темы, связанные с Лениным и Сталиным. «Такая внутренняя цензура, – отмечает Юлия Мыльникова, – становится характерной для последних лет, и это надо учитывать».

«Темы, поднятые докладчиками, – подытожил заседание панели профессор СПбГУ Николай Самойлов, – чрезвычайно интересны. Мы смогли увидеть широкий спектр проблем, связанный с восприятием наших литературы и театра в Китае».

Также в рамках конференции «Русская тема в зарубежной литературе» состоялись другие выступления универсантов. На специальной панели «Достоевский как тема мировой культуры» выступила переводчица и писатель, старший преподаватель СПбГУ Анастасия Петрова (кафедра романской филологии) с докладом «Концепция греха и наказания у Ф. М. Достоевского и Г. Аполлинера».  Профессор СПбГУ Дмитрий Токарев (кафедра междисциплинарных исследований) рассказал об образе инженера Кириллова из романа «Бесы» как гегелевского нигилиста у Александра Кожева и Альберта Камю.

Профессор СПбГУ Лариса Полубояринова (кафедра истории зарубежных литератур) посвятила свой доклад источникам «русской» образности в романе Томаса Манна «Волшебная гора». Доцент СПбГУ Андрей Аствацатуров (кафедра истории зарубежных литератур) рассказал о образе и идеях Петра Кропоткина в творчестве Генри Миллера.  Также был зачитан доклад профессора СПбГУ Ольги Кулишкиной (кафедра истории зарубежных литератур) о влиянии Антона Чехова на творчество Винфрида Зебальда.

Объявления

Конференции

Наверх