О регионе

В самом сердце гигантского евразийского континента лежит обширный, охватывающий территорию нескольких стран, регион — Центральная Азия. В более расширенном понимании его называют также Центральной Евразией, а в более узком — Средней Азией или Туркестаном. Этот регион включает в себя зоны ковыльных степей, соленых полупустынь, барханных пустынь и высоких гор, поднимающихся до самой «Крыши Мира». Почти все реки в Центральной Азии не доходят до океана и либо заканчиваются в озерах, либо иссякают в песках. Летом здесь жарко и сухо, зимой морозно и ветрено — царит резко континентальный климат. Городская и оседло-земледельческая жизнь издревле тяготеет к оазисам, предгорьям и межгорным долинам, а на безбрежных просторах степей и пустынь еще сто лет назад, как и тысячу, и две, и три тысячи лет назад, не мог жить никто, кроме их хозяев — кочевников-скотоводов (сначала иранцев, а впоследствии тюрков).

История этого региона очень богата событиями и уходит корнями в глубокую древность. Расположение между тремя древними цивилизациями — переднеазиатской, индийской и китайской — с давних пор определяло транзитный характер Центральной Азии: именно через ее территорию, по ее караванным тропам, фигурально определяемым как Великий Шелковый путь, шел между древними культурными центрами обмен товарами, идеями, изобретениями, формами искусства. Но это не мешало и собственному развитию: в оазисах Южной Туркмении еще во втором тысячелетии до нашей эры, а в зоне Среднеазиатского Междуречья, образованного великими реками Амударьей и Сырдарьей, в начале первого тысячелетия до нашей эры возникли города и появилась городская жизнь. Земледелие, ремесло и торговля процветали в Маргиане, Хорезме, Согде, Бактрии, Фергане и других областях. Постоянным был на протяжении тысячелетий и плодотворный оседло-кочевой диалог — диалог Ирана и Турана. О древней эпохе Центральной Азии мы знаем из древнеиранских, античных и китайских письменных источников, а также из данных археологии, эпиграфики, нумизматики и других вспомогательных исторических дисциплин.

В начале Новой Эры началась эпоха Великого Переселения Народов, и иранский культурный ландшафт стал постепенно, хотя и не повсеместно, вытесняться тюркским: волны тюркских кочевников, век за веком прибывавшие из глубин континента, привели к тому, что центральноазиатская степь получила к рубежу I и II тысячелетий имя Кипчакской (Дашт-и Кипчак, по имени одного из тюркских племен), т. е. Поля Половецкого русских источников. Тогда же возникло и название Туркестан в значении «страна обитания тюрков»; с течением времени оно распространилось почти на весь регион. Так называли Центральную Азию арабы и персы после того, как она была включена в состав мусульманской империи — Халифата — и начался процесс ее исламизации. Свое название дали мусульмане и Среднеазиатскому Междуречью, назвав его Заречьем — Мавараннахр. Средневековая история Мавараннахра хорошо известна благодаря изобилию письменных источников на восточных языках, главным образом на персидском. 

В Раннем Средневековье древние культурные центры региона — Хорезм, Согд, Балх (Бактрия), Мерв (Маргиана) — обрели второе дыхание, стали не только центрами оседло-земледельческой и торговой жизни, но и центрами исламской религии, культуры и искусства. С этим регионом, в эпоху существования Государства Саманидов (X в.) связан подъем иранской культуры и начало классического периода персидской литературы. На особое место выдвинулись к этому времени главные города Согда, Бухара и Самарканд, став на целую тысячу лет стольными городами Мавараннахра. Храня многочисленные архитектурные шедевры, эти древние города являются сегодня притягательными пунктами для туристов разных стран. 

В XIII в. и Мавараннахр, и Дашт-и Кипчак вошли в состав величайшей в истории человечества континентальной империи — Великого Монгольского Улуса, а после ее распада — в разные монгольские и тюркские государства, бывшие наследниками империи Чингисхана. Завершилась же монгольская эпоха возникновением в Центральной Азии, со столицей в Самарканде, могущественной империи Тамерлана (эмира Тимура), прославленного завоевателя и государственного деятеля, имя которого известно каждому школьнику.

Позднесредневековый период истории Центральной Азии, начавшийся в XVI в., характеризуется постепенным экономическим и культурным упадком региона. Это было связано с утратой того транзитного статуса, который на протяжении не только веков, но и тысячелетий поддерживал огонь в этом очаге. После открытия морского пути в Индию и Великий Шелковый путь, и внутриконтинентальная караванная торговля перестали играть важную роль. Центральноазиатские государства (Бухарское ханство/Бухарский эмират, Хивинское ханство, Кокандское ханство), погрязнув в междоусобных войнах, стали в буквальном смысле мельчать, порой «до размера арка (цитадели)», и отставать в военно-техническом отношении от ведущих держав мира. Это обусловило их поражение в борьбе с более сильным и могущественным противником и вхождение в состав Российской империи (Бухарского и Хивинского ханств — в качестве протекторатов) в XIX в., а затем и ее наследника — СССР. 

В 1924 году советское правительство провело т.н. «национально-территориальное размежевание» Советского Туркестана/Средней Азии, в результате чего на политико-административной карте СССР появились новые республики — Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан и Киргизия. По конституции 1936 года все они обрели статус союзной республики, что позволило им обрести полную государственную независимость после распада СССР в 1991 году. В 1990-х годах новые независимые государства региона предпочитают именовать его Центральной, а не Средней Азией.

История изучения региона

Интерес к Туркестану/Средней Азии в молодой русской востоковедной науке проявился в первой трети XIX в. Санкт-Петербург стал ведущим центром туркестанистики благодаря богатым коллекциям восточных рукописей и монет, собранным на нашем факультете — факультете восточных языков Санкт-Петербургского Императорского Университета, а также в Азиатском музее Академии наук (ныне — Институт восточных рукописей РАН). Среди пионеров изучения Средней Азии были такие выдающиеся ориенталисты, как Х. Д. Френ (1782–1851), П. Савельев (1814–1859), Б. Дорн (1805–1881), В. В. Григорьев (1816–1881) и В. Вельяминов-Зернов (1830–1904).

Во второй половине XIX. интерес к Средней Азии и Туркестану значительно возрос в связи с колониальной экспансией России и включением региона в состав империи. Расцвет этого направления отечественного востоковедения связан с именем академика В. В. Бартольда (1869–1930), чьи многочисленные труды, охватывающие почти все области центральноазиатских (среднеазиатских) исследований, сформировали петербургскую школу туркестанистики и являются доказательством ее неразрывной связи с иранистикой и тюркологией.

В советское время изучение Центральной Азии в нашем университете было практически прекращено. Основные учебные программы и курсы стали преподаваться в университетах союзных республик — Казахстана и Средней Азии, где возникли собственные востоковедные школы. Что касается петербургско-ленинградской научной школы, то в последние десятилетия существования СССР среднеазиатские исследования (часто достигавшие выдающихся результатов) были сосредоточены на археологии (В. Массон, А. Мандельштам, Б. Маршак, Евгений и Тамара Зеймаль), этнографии (Н. Кисляков, А. Розенфельд, В. Курылев) и лингвистике (В. Лившиц, И. Стеблин-Каменский), тогда как изучение средневековой, новой и новейшей истории считалось прерогативой национальных республик. 

В условиях новой геополитической реальности, возникшей в связи с распадом СССР и появлением независимых государств в Центральной Азии и на Южном Кавказе, в России возникла потребность в подготовке высококвалифицированных экспертов по Центральной Азии и Кавказу. Поэтому в 1996 г. изучение Центральной Азии и Кавказа в Санкт-Петербургском университете было возобновлено. Процесс восстановления бартольдовских исследовательских и преподавательских методов, базирующихся на глубоком знании классических восточных языков и истории региона, происходит параллельно процессу изменений в историографии новых независимых государств Центральной Азии и Кавказа, где восстановлению и переоценке подвергаются национальные ценности, культуры и традиции.

О кафедре

В настоящее время на кафедре Центральной Азии и Кавказа, наряду с курсом всемирной истории и другими общими дисциплинами по специальности «историк-востоковед», читаются курсы по истории, географии, этнографии, культуре и литературе, религии, современному политическому и экономическому положению стран Центральной Азии. Основной упор делается на изучение истории, однако география и культурная антропология (этнография) рассматриваются как важные дисциплины, без которых понимание истории невозможно. Построение курсов основано на представлении о том, что Центральная Азия — это цельный регион с общей историей, причем тесно связанный с соседними цивилизациями (Передняя Азия, Россия, Китай).

Таким образом, кафедра предпочитает региональный подход рассмотрению отдельно взятых местных «историй». Следуя этому подходу, восходящему к идеям академика Бартольда о фундаментальной востоковедной подготовке историка-среднеазиатоведа, студенты отделения истории Центральной Азии изучают, прежде всего, классические языки мусульманского Востока, т. е. персидский, турецкий и арабский (в разных комбинациях, с обязательным изучением двух из этих языков), и получают широкие знания по истории региона. Под руководством преподавателей студенты знакомятся с важнейшими письменными источниками по истории Центральной Азии, Кавказа и Ирана и учатся читать и понимать средневековые восточные тексты. Кроме того, преподаватели Кафедры предлагают студентам разнообразные специальные курсы и семинары. В связи с повышенным интересом студентов к новейшей истории и современному положению в Центральной Азии введено изучение дополнительных восточных языков — таджикского и узбекского (в перспективе — казахского).

Преподаватели кафедры

Возглавляет центральноазиатское направление на кафедре кандидат исторических наук, доцент Заринэ Алиевна Джандосова. Доцент Джандосова читает базовые курсы по географии, новой и новейшей истории региона и специальные курсы по проблемам новой и новейшей истории, а также преподает персидский и таджикский языки.

  • Крупнейший специалист по средневековой истории региона, доктор исторических наук, профессор Турсун Икрамович Султанов, долгие годы руководивший кафедрой,  читает базовые (введение в специальность, древняя и средневековая история) и специальные курсы, проводит семинары по истории монгольских и тюркских государств средневековья, по книжной культуре народов Туркестана.
  • Старший преподаватель Татьяна Владиславовна Моносова читает курсы по культуре и этнографии, а также литературе Центральной Азии, а также является ведущим преподавателем персидского языка.
  • Ассистент Екатерина Александровна Болашенкова (выпускница кафедры) читает специальные курсы и преподает персидский язык.

Преимущества обучения

Турецкий и узбекский языки студентам кафедры преподают преподаватели кафедры тюркской филологии, арабский язык — преподаватели кафедры арабской филологии. 

Сложность обучения такой комплексной специальности, как востоковедение, а также специфика изучения восточных языков обуславливают малое число студентов в учебных группах. Набор на отделение Центральной Азии (в группу из 5–7 человек) проводится обычно раз в два года. После четырех лет обучения в бакалавриате лучшие студенты поступают в кафедры магистратуры по избранным им направлениям.

За 23 года существования кафедры Центральной Азии и Кавказа (первый выпуск магистрантов — 2001 г.) центральноазиатское отделение окончило около 40 человек. Не менее 10 из них после этого остались в науке и защитили кандидатские диссертации. Выпускники кафедры работали и продолжают работать в таких научных учреждениях Санкт-Петербурга, как Институт восточных рукописей, Музей антропологии и этнографии (Кунсткамера), Государственный Эрмитаж и Восточный факультет СПбГУ. 

Немало выпускников кафедры связали свою судьбу с т. н. практическим востоковедением, став переводчиками с персидского, турецкого или арабского языков, причем некоторые из них в настоящее время работают в странах изучаемых языков.

Тюркская филология

Вторник, 17 октября 2017 09:15

Профиль «Тюркская филология»

Изучение тюркской филологии в Санкт-Петербургском университете началось в 1822 г. Первоначально это были курсы турецкого (османского) языка, читавшиеся время от времени на Секции восточной филологии, которые вел О. И. Сенковский — известный востоковед, журналист и писатель. В 1835 г. была учреждена кафедра турецкого языка, и турецкий язык был введен в  число официальных предметов. Становление тюркологии как самостоятельной дисциплины обычно связывается с научной деятельностью А. О. Мухлинского, который возглавлял Кафедру с 1839 по 1866 гг. После основания Факультета восточных языков в 1855 г, на вновь образованной кафедре турецко-татарского языка стали преподаваться курсы и по другим тюркским языкам и литературам.

Ведущие преподаватели по данной специальности

С 1873 г. кафедру возглавлял основатель русской школы османистики проф. В. Д. Смирнов. С 1894 г. на кафедре преподавал основоположник тюркского языкознания П. М. Мелиоранс­кий. 

До ликвидации Факультета восточных языков в 1919 г. на кафедре турецко-татарской словесности работали также крупные тюркологи проф. А. Н. Самойлович (с 1907 г.) и проф. П. А. Фалёв (с 1915 г.). 

На возрожденном в 1944 г. Восточном факультете Кафедру тюркской филологии последовательно возглавляли: в 1944–1947 гг. — чл.-корр. АН СССР проф. Н. К. Дмитриев; в 1947–1949 гг. — проф. С. Е. Малов; в 1949–1972 гг. — акад. А. Н. Кононов; в 1972–1988 гг. — проф. С. Н. Иванов; в 1988–2013 гг. — доктор филологических наук, профессор В. Г. Гузев. Заведующий кафедрой — канд. филол. наук, доцент Н. Н. Телицин.

Состав кафедры тюркской филологии 

Доктор филол. наук, профессор В. Г. Гузев; канд. филол. наук, доцент А. В. Образцов; канд. филол. наук, доцент А. И. Пылев; канд. филол. наук, доцент Н. Н. Телицин; канд. филол., доцент М. Э. Дубровина; канд. филол. наук, доцент А. С. Сулейманова; ассистент, канд, филол. наук Н. А. Матушкина; канд. ист. наук, доцент А. М. Фарзалиев, ассистент А. Д. Передня.

Изучаемые языки

Для студентов бакалавриата и магистратуры введено преподавание нескольких восточных языков: 

  • тюркские языки: турецкий язык, узбекский язык, якутский язык, азербайджанский язык, балкарский язык, османский язык, староанатолийско-тюркский язык, чагатайский язык, древнетюркские языки (язык тюркских рунических памятников и древнеуйгурский язык);
  • другие восточные языки: арабский и персидский.

Стажировки

Успешно развиваются международные связи. К преподаванию на Кафедре регулярно привлекаются носители турецкого языка, граждане Турции, получившие образование в различных университетах этой страны. Деятельность турецких преподавателей способствует совершенствованию знания современного турецкого языка как студентами и аспирантами, так и преподавателями кафедры тюркской филологии и других кафедр Восточного факультета.

В настоящее время Кафедра поддерживает и развивает активные научные и творческие связи с Мраморноморским университетом, Турция (Marmara Üniversitesi, Türkiye) и другими учебно-научными учреждениями Турции. Подписаны соглашения о сотрудничестве с институтом Ю. Эмре, Турция (Yunus Emre Enstitüsü, Türkiye).

На Кафедре постоянно проходят стажировку специалисты из других учебных заведений и научно-исследовательских учреждений России, ближнего и дальнего зарубежья. Студенты кафедры тюркской филологии ежегодно проходят летнюю практику в странах изучаемого языка, в частности, на курсах изучения турецкого языка (TÖMER), на летних курсах турецкого языка при институте Ю. Эмре (Турция).

История

В настоящее время кафедра тюркской филологии Восточного факультета СПбГУ является признанным центром тюркологических исследований и подготовки тюркологов в России, СНГ и Европе. За период учебы выпускники Кафедры овладевают всем комплексом теоретических знаний и практических навыков в области турецкого языка, османского языка, древнетюркских языков, истории турецкой и среднеазиатской тюркской литературы, истории и культуры Турции, истории и культуры тюркских народов древности и средневековья. Со времен основателя российской османистики В. Д. Смирнова кафедра сохраняет уникальные традиции преподавания османских арабографичных текстов, используя собственные учебные пособия. 

Знаменитые выпускники кафедры:

  • С. Е. Малов (1880–1957), российский и советский ученый-тюрколог, член-корреспондент АН СССР (1939), профессор Ленинградского университета.
  • А. Н. Кононов (1906–1986), советский лингвист-тюрколог, с 1950 г. профессор Ленинградского университета, работал также в Ленинградском отделении Института востоковедения АН СССР (в 1961–1963 в должности заведующего отделением). Академик АН СССР с 1974 г. Почетный член Турецкого лингвистического общества, Научного общества востоковедов Венгрии, Венгерской академии наук.
  • Л. А. Покровская (1925–2009), советский и российский тюрколог, доктор филологических наук, профессор, исследователь языка и культуры гагаузов.
  • Э. Р. Тенишев (1921–2004), советский и российский тюрколог, монголовед, член-корреспондент РАН, доктор филологических наук, заведующий отделом урало-алтайских языков Института языкознания РАН, главный редактор журнала «Советская тюркология» и многотомного издания «Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков», заслуженный деятель науки Республики Татарстан, почётный академик Академии наук Республики Башкортостан.
  • С. Н. Иванов (1922–1999), тюрколог-филолог, поэт-переводчик, доктор филологических наук, профессор, заслуженный работник культуры УзССР (1968), заслуженный деятель науки УзССР (1981). Член Союза писателей СССР с 1972 г.

Иранская филология

Вторник, 17 октября 2017 09:12

Иранская филология

Кафедра и учебное отделение иранской филологии (первоначально — персидской словесности) существуют почти двести лет, с 1818 г. научной и учебной дисциплиной Кафедры является классическая иранистика, в основе которой лежит изучение иранских языков, словесности, духовной культуры и истории ираноязычных народов (персов, таджиков, афганцев, курдов, белуджей, осетин и др.). Письменные традиции ираноязычных народов насчитывают две с половиной тысячи лет, чем во многом обусловлена академическая фундаментальность иранистики. 

Ведущие преподаватели кафедры

  • М. С. Пелевин — заведующий кафедрой, профессор, доктор филологических наук. Главная область научных исследований — афганская филология (язык и литература пашто). Преподает персидский язык (классический и современный), историю персидской литературы, ведет спецкурсы по исламскому праву. Автор нескольких книг по афганской классической литературе.
  • И. М. Стеблин-Каменский — академик РАН, профессор, доктор филологических наук. Один из ведущих отечественных специалистов в области древних иранских языков, иранской этнолингвистики, языкам и фольклору Памира. Читает курсы по иранской филологии, авестийскому языку, классическому персидскому языку. Автор ряда книг по памирским языкам и Авесте.
  • О. М. Чунакова — профессор, доктор филологических наук. Ведущий российский специалист по среднеперсидскому языку (пехлеви) и литературе на древних иранских языках. Читает курсы по древним иранским языкам и исторической грамматике персидского языка.
  • В. А. Дроздов — доцент, кандидат филологических наук. Признанный специалист в области средневековой персидской религиозно-философской и суфийской литературы. Преподаватель классического персидского языка, истории и поэтики персидской литературы. Автор многих работ по иранскому суфизму и суфийской литературе.

Изучаемые языки

Основной:

персидский язык (фарси) — государственный язык Исламской Республики Иран; более 80 млн. носителей; в средние века — язык межнационального общения народов Передней, Центральной и Южной Азии; богатейшая классическая (средневековая) и современная литература; аналитический язык; алфавит на основе арабского письма; изучается на 1–4 курсах; семестровые/годичные аттестации, итоговый госэкзамен.

Дополнительные:

  • афганский язык (пашто) — один из двух государственных языков Афганистана; более 30 млн носителей; письменная литература с XVI века; флективный язык; алфавит на основе арабского письма; изучается на 3–4 курсах; семестровые/годичные аттестации.
  • арабский язык — изучается на 1–4 курсах; семестровые/годичные аттестации.

Основные курсы, читаемые по данной специальности

  • среднеперсидский язык (пехлеви)
  • язык Авесты
  • древнеперсидский язык
  • новая поэзия Ирана
  • персидская суфийская поэзия
  • афганская классическая литература
  • теоретическая и историческая грамматика персидского языка
  • история Ирана и Афганистана
  • история персидской литературы
  • введение в иранскую филологию
  • мусульманская рукописная книга

О стране

Народы, говорящие на иранских языках, в настоящее время проживают в Иране, Афганистане, Таджикистане, Пакистане, Ираке, Турции, Узбекистане, Южной Осетии, России (Северная Осетия — Алания). 

Исламская Республика Иран (до 1935 г. — Персия) — крупнейшее государство Среднего Востока с населением около 80 млн чел. и площадью более 1,5 млн кв. км. Иран многолик и красочен своими контрастными ландшафтами, природой и климатом, пестрым этническим составом, богатым культурным наследием и историческими традициями, вобравшими в себя все достижения переднеазиатской цивилизации разных эпох. От античной древности и средневековой мусульманской классики Иран прошел долгий исторический путь к современному динамично развивающемуся обществу с национальной экономикой, ориентированной на самодостаточность, и выраженной идентичностью духовной и материальной культуры.

Об отделении египтологии

Преподавание египтологии началось в Санкт-Петербургском Университете в 1887 году, а в 1939 году в составе университета появилась Кафедра Древнего Востока. С 1952 года проводится регулярный набор студентов на отделения египтологии и ассириологии. В разное время в Университете учились и работали выдающиеся российские египтологи В. С. Голенищев, Б. А. Тураев, В. В. Струве, М. Э. Матье, Ю. Я Перепелкин, Н. С. Петровский и другие, а руководили кафедрой академики В. В. Струве, М. Н. Боголюбов, Б. Б. Пиотровский. В настоящее время кафедру возглавляет директор Государственного Эрмитажа профессор Михаил Борисович Пиотровский.

О преподавании

Египтологические дисциплины читаются преподавателями Университета — Андреем Георгиевичем Сущевским и Натальей Валентиновной Макеевой, а также сотрудниками Государственного Эрмитажа — Андреем Олеговичем Большаковым и Андреем Николаевичем Николаевым. 

Изучаемые языки

Основной язык специальности египетский язык разных исторических периодов: среднеегипетский, новоегипетский, коптский. Кроме того, в программу подготовки по специальности входят древнегреческий и арабский.

В качестве дополнительных европейских языков студенты изучают немецкий и английский.

Основные курсы

  • История Древнего Египта;
  • История египетской литературы;
  • Этнография Древнего Египта;
  • Древний Египет и окружающие страны;
  • История египетской идеологии.

Специальность

Несмотря на то, что прошло уже почти двести лет с тех пор как Ж. Ф. Шампольон раскрыл принципы чтения египетского иероглифического письма, египтология продолжает оставаться динамичной развивающейся наукой. Большое количество разнообразных текстов и памятников, дошедших до нас из древности, требует осмысления. Египетская культура все еще таит немало загадок. Однако исследовательская работа в области египтологии требует серьёзной подготовки и в плане овладения знаниями по специальности, и в плане освоения смежных дисциплин (археологии, филологии, культурной антропологии). 

Перспективы

Студенты, успешно закончившие бакалавриат, имеют возможность продолжить обучение в магистратуре кафедры, либо поступать в магистерские программы других вузов, в том числе европейских и американских университетов по специальности «египтология». Основательная гуманитарная подготовка выпускников каферды Древнего Востока позволяет заниматься научно-исследовательской и музейной деятельностью, а также преподавать в высших учебных заведениях.

Арабская филология

Вторник, 17 октября 2017 09:06

Подробная информация будет представлена позже!

О науке «гебраистика»

Гебраистика (от англ. Hebrew) — это комплексная дисциплина, которая изучает различные аспекты культуры, возникшей, существовавшей и продолжающей активно развиваться сегодня на языке иврит. Особенностью этой классической востоковедной дисциплины является совершенно уникальная хронологическая «глубина» сохранившихся текстов и географическая широта тех цивилизаций, в рамках которых литература на иврите создавалась. Она возникла на Ближнем Востоке, и основным памятником древнейшего этапа ее развития является, безусловно, Библия. Однако в дальнейшем носители этой культуры в силу различных исторических обстоятельств расселились по всему цивилизованному миру древности, Средневековья, Нового и Новейшего времени. В результате этого сложился неповторимый облик создаваемой на иврите культуры.

Основные курсы

Базовые дисциплины, на которых строится образование гебраистов:

  • введение в специальность;
  • культура и этнография еврейского народа;
  • язык иврит в полном объеме;
  • арамейский язык в объеме, необходимом для чтения еврейских классических текстов (библейский арамейский и талмудический арамейский);
  • классический арабский язык и его еврейский диалект (так называемый иудео-арабский язык);
  • история еврейской литературы на иврите с древнейших времен до наших дней;
  • общий курс еврейской истории;
  • история еврейского народа с древнейших времен до возникновения государства Израиль;
  • еврейская палеография и книговедение (эти дисциплины особенно важны для выпускников нашего университета, которые имеют возможность изучать уникальные коллекции еврейских рукописей, хранящиеся в Санкт-Петербурге).

Язык иврит

В рамках специализации «гебраистика» изучается несколько языков древнего и современного Ближнего Востока, основным из которых является язык иврит. Это язык с уникальной историей, существующий уже более 3000 лет. Этот язык умирал и возрождался, служил языком повседневного общения и эзотерических культовых текстов, был языком библейских царей и пророков, средневековых поэтов и ученых. Сейчас на нем говорят граждане Израиля, одного из самых индустриально развитых государств мира, с высокой долей наукоемких и высокотехнологичных отраслей экономики.

На протяжении 4 лет обучения в бакалавриате студенты-гебраисты всесторонне изучают классический и средневековый иврит, знакомясь с образцами древних произведений, восходящих к I тыс. до н. э., или принадлежащих перу великих средневековых поэтов и философов.

Наряду с ивритом, начиная со 2-го семестра 1 курса, студенты изучают современный арабский язык, а на старших курсах слушают также ознакомительные курсы по арамейскому и иудео-арабскому языкам.

Владение целым спектром ближневосточных языков и смежных с ними дисциплин, которые входят в программу специализации «гебраистика», открывает перед студентами и выпускниками широкие перспективы исследования языков, литературы, культуры, истории, религии и политики Ближнего Востока при поступлении в магистратуру для продолжения обучения или при выборе места работы.

Еврейская литература в древности и в Средневековье

Еврейская Библия (латинское название Biblia Hebraica) является до сегодняшнего дня самой читаемой и почитаемой книгой в мире. Библия переведена практически на все языки и диалекты современного мира, но ни один перевод, даже самый удачный, не может сравниться с возможностью чтения библейских текстов на языке оригинала (библейском иврите). Студенты кафедры не только досконально изучают грамматический строй библейского иврита, но и получают возможность познакомиться с образцами практически всех жанров древней еврейской литературы: библейской поэзией, народным эпосом, историческими хрониками, храмовыми летописями, проповедями Пророков и литературой религиозно-юридического цикла.

На Пиренейском полуострове возникла, расцвела и погибла совершенно уникальная еврейская культура, многие образцы которой до сих пор являются непревзойденными шедеврами национального духовного творчества. Это, в первую очередь, великая поэзия «Золотого века» (XI–XII вв.), которой посвящен отдельный курс в рамках истории еврейской литературы. Студенты знакомятся с творчеством плеяды поистине великих поэтов еврейской Андалусии.

Современная израильская литература

На нашей кафедре изучают и современную израильскую литературу. И мы вам можем предложить много увлекательных маршрутов по страницам литературных произведений, где действие разворачивается в местах, которые описаны еще в Библии, и персонажи которых — предки библейских героев. Сопоставить эти миры, ощутить связь времен — это очень интересное занятие.

Один далекий предок наш говорил: «Все едут, и едут…» Современный брюзга мог бы добавить: «Все ищут, и ищут чего-то. Пора бы успокоиться!» Но покой не всем показан. Израильская литература, скорее, обаяет тех, кто вечно ищет, даже если толком не знает что. Хотя это не мешает быть ей и просто увлекательным чтением, если кому-то лень окунаться в глубинные пласты — своих проблем хватает! Но все-таки в глубине интереснее. Вот израильский писатель Амос Оз живет в Араде — вокруг пустыня — встает в четыре утра (тьма еще!), выпивает чашку кофе, как он рассказывает, и идет гулять по пустыне. Что он там ищет, с кем беседует и о чем? Этого он не рассказывает, но можно узнать из его романов. В них герои, иногда с почти религиозным рвением, как в книге «Третье состояние», ищут контакта с божественным светом; или становятся участниками каких-то метафизических ситуаций или мистических состояний, которые в конечном счете оказываются эманацией их собственного коллективно-индивидуального «я».

А вот Авраам Б. Иегошуа, вечный «нормализатор» израильской жизни, гоняет своих героев по странам и континентам, кажется, для уточнения своей идентичности. На страницах его книг сошлись Восток и Запад, но когда основой такой встречи служит многовековая израильская культура, то получается адская смесь. Кроме того автор — замечательный рассказчик. Он всегда печется о том, чтоб читатель не скучал, а взяв его книгу в руки, уже не мог бы ее отложить. Искусство писателя он сравнивает с работой шеф-повара, который знает когда, сколько и какие специи добавить в блюдо, чтобы оно получилось вкусным.

Или Иорам Каньюк. Говорят, что он пишет в ритме джаза. Менее года тому назад он ушел из этой жизни «в доброй седине», как говорят на иврите, ему было 83. Светлая ему память! Его бунтарская, провокативная, пульсирующая проза, не признающая никаких канонов, подчиняется только собственному ритму. Это особый мир, но он открыт для всех желающих его посетить.

Ну, а Меир Шалев продолжает свою бесконечную израильскую сагу — благо история народа и собственное воображение позволяют! А издатели сокрушаются: «Ну, опять в одном романе истратил столько сюжетов. С таким материалом можно было бы пять романов издать», Но нет. Он щедро дарит нам все в одном произведении и заставляет нас с нетерпением ждать следующего. Это роскошный ковер всего израильского многоцветья, где десятки историй сплелись в узор, от которого глаз не оторвешь. Но это еще и замечательный культурный микс, где соседствуют библейский мир с античным миром и христианским, а объединяет их израильская реальность. И вот эта культурная громада плавно движется навстречу читателю, который начинает физически ощущать, как сам растет и ширится, и думает: «Ведь и вправду стоим на плечах великанов».

А какое захватывающее приключение представляют прогулки по старому Тель-Авиву в компании Якова Шабтая! Его отец был строителем, когда город только начинался, поэтому говорят: «Отец строил Тель-Авив, а сын воспел его». И читая эту песню, неизбежно приходишь в восторг от совершенства фразы, которая льется вот уже полстраницы, и ни разу не затруднила чтение, ни разу не показалась длинной или скучной.

А можно погулять и по Вышнему Иерусалиму — это Рои Хен вам обеспечит.

Но если вы любитель автономных путешествий, и авторское внимание вам ни к чему, то можно рекомендовать Шимона Адафа. Он вас впустит в свой мир, но опекать не будет. Здесь вас ожидает израильское фэнтези с путешествием в XXVI век, а также путешествие по душе человеческой — это слова автора, погружение в мир еврейской мистики под названием каббала и многое другое.

Если же вам хочется читать книжку наедине, исключив уже всякие контакты с автором, то, пожалуйста, последний роман Эйнат Якир — для вас. Здесь вы окажетесь, по образному выражению Омри Герцога, в галерее, где развешены фотографии, некоторые — замечательные. А прочитав роман, можно задаться вопросом вместе с преподавателем, почему роман в современном мире обретает форму выставки фотографий. Что случилось с романным жанром? Или с нашей жизнью? Ведь литература — это зеркало этой жизни.

Можно вместе с израильскими писателями попробовать ответить на вечные вопросы бытия, или на более скромные вопросы, связанные с литературой: она может что-то изменить в этой жизни или ничего она не может.

Семитология

Вторник, 20 декабря 2016 12:51

О науке «семитология»

Семитология — это комплексная дисциплина, которая изучает различные аспекты языков традиционно называемых семитскими и культуры, возникшей, существовавшей и продолжающей активно развиваться сегодня на этих языках. Особенностью этой классической востоковедной дисциплины является совершенно уникальная хронологическая «глубина» сохранившихся текстов и географическая широта тех цивилизаций, в рамках которых литература на семитских языках создавалась. 

Она возникла на Ближнем Востоке, и основными памятниками, созданными на семитских языках, являются эпос о Гильгамеше и Законы Хаммурапи, Библия и Коран. Однако в дальнейшем носители этой культуры в силу различных исторических обстоятельств расселились по всему цивилизованному миру древности, Средневековья, Нового и Новейшего времени. В результате этого сложился неповторимый облик научной дисциплины, требующей глубокого комплексного понимания истории и культуры, языков и литературы изучаемых народов.

Об истории кафедры

Семитология и гебраистика являются основополагающими востоковедными дисциплинами, изучение которых на Восточном факультете началось практически с его основания в 1855 г. В этом же году кафедру еврейской, сирийской и халдейской словесности возглавил выдающийся семитолог, переводчик Библии на русский язык, проф. Даниил Абрамович Хвольсон (1819–1911). В дальнейшем на ниве университетской семитологии работали ученики Хвольсона и  редставители созданной им петербургской семитологической и гебраистической школы, которые значительно расширили круг представленных на кафедре семитологических дисциплин. В частности, академик Павел Константинович Коковцов (1861–1942) ввел углубленное изучение ассирийского (аккадского) и иудео-арабского языков и уникальных собраний иудео-арабских рукописей, хранящихся в Санкт-Петербурге.

После 1917 г. семитология была лишена единого организующего центра в связи с расформированием в 1919 г. единого Факультета восточных языков. Однако продолжение работы высокопрофессиональных специалистов-семитологов позволило воссоздать центр изучения и преподавания семитологических дисциплин в СПбГУ в 1933 г. На кафедре семито-хамитских языков в то время существовали три основные специальности — ассириология, гебраистика и арабистика, причем традиционно особое внимание уделялось не только преподаванию языков, но и истории, культуре и литературе.

В страшные годы сталинского террора, в период борьбы «с безродным космополитизмом» (1949 г.) кафедра ассириологии и гебраистики (название кафедры менялось) была закрыта.

Сегодня историческая справедливость восстановлена, и с 2011 г. кафедра семитологии и гебраистики вновь полноценно функционирует.

Основные курсы

Базовыми дисциплинами, на которых строится образование семитологов, являются следующие:

  • введение в специальность;
  • культура и этнография народов Ближнего Востока;
  • язык иврит в полном объеме (библейский (XII–II вв. до н. э.), постбиблейский (I век до н. э. — II век), талмудический (III–VII вв.), средневековый (VIII–XVIII вв.), эпохи Просвещения (XVIII–XIX вв.), современный (с 80-х гг. XIX в. до наших дней); 
  • классический арабский язык, изучаемый на основе классических текстов Корана, и современный литературный арабский, а также его еврейский диалект (так наз. иудео-арабский язык);
  • арамейский язык в объеме, необходимом для чтения еврейских классических текстов (библейский арамейский и талмудический арамейский);
  • история еврейской и арабской литературы на иврите с древнейших времен до наших дней;
  • курс истории стран Ближнего Востока (Древний Ближний Восток, история арабских стран и Государства Израиль);

Язык иврит

В рамках специализации «семитология» изучается несколько языков древнего и современного Ближнего Востока, основным из которых является язык иврит. Это – язык с уникальной историей, существующий уже более 3000 лет. Этот язык умирал и возрождался, служил языком повседневного общения и эзотерических культовых текстов, был языком библейских царей и пророков, средневековых поэтов и ученых. Сейчас на нем говорят граждане Израиля, одного из самых индустриально развитых государств мира, с высокой долей наукоемких и высокотехнологичных отраслей экономики. 

На протяжении 4 лет обучения в бакалавриате студенты-семитологи всесторонне изучают классический и средневековый иврит, знакомясь с образцами древних произведений, восходящих к первому тысячелетию до н. э., или принадлежащих перу великих средневековых поэтов и философов. Но так же с первого занятия студенты учатся активно использовать современный иврит в устной и письменной речи, работать с художественными, публицистическими и научными текстами, анализировать ивритоязычные материалы СМИ и других информационных ресурсов.

Арабский язык

На ряду с ивритом, начиная со 1-ого семестра, студенты-семитологи изучают современный арабский язык, а на старших курсах слушают также ознакомительные курсы по арамейскому и иудео-арабскому языкам. 

На сегодняшний день на арабском языке и его вариантах в мире разговаривают более 200 млн человек, он является одним из 6 официальных и рабочих языков Организации Объединенных Наций и официальным языком всех арабский стран. На ряду со всем этим, арабский язык имеет древнюю историю, множество разговорных диалектов и является языком, на котором написан Коран, священная книга миллионов мусульман по всему миру.

Являясь одним из двух основных восточных языков, владение которым обязательно в рамках данной специализации, арабский язык изучается во-первых, как язык классических текстов Корана, и во-вторых, как современный литературный язык, общий для всех арабских государств. На первом этапе освоения большое внимание уделяется грамматическому и лексическому аспектам, развитию навыков чтения, перевода, аудирования, письменной и устной речи на арабском языке. Уверенное владение этими навыками позволит студентам на старших курсах использовать их как для полноценного сравнительного анализа особенностей арабской и ивритоязычной литературы и самих языков, так и для изучения оригинальных материалов по истории, культуре, политике или этнографии Ближнего Востока. 

Изучение арамейского и иудео-арабского языков способствует глубокому освоению других дисциплин специальности («Культура и этнография региона», «Библейский иврит» и т. д.). 

Владение целым спектром ближневосточных языков и смежных с ними дисциплин, которые входят в программу специализации «семитология», открывает перед студентами и выпускниками широкие перспективы исследования языков, литературы, культуры, истории, религии и политики Ближнего Востока при поступлении в магистратуру для продолжения обучения или при выборе места работы.

Современная израильская литература

На нашей кафедре изучают и современную израильскую литературу. И мы вам можем предложить много увлекательных маршрутов по страницам литературных произведений, где действие разворачивается в местах, которые описаны еще в Библии, и персонажи которых — предки библейских героев. Сопоставить эти миры, ощутить связь времен — это очень интересное занятие. 

Один далекий предок наш говорил: «Все едут, и едут…» Современный брюзга мог бы добавить: «Все ищут, и ищут чего-то. Пора бы успокоиться!» Но покой не всем показан. Израильская литература, скорее, обаяет тех, кто вечно ищет, даже если толком не знает что. Хотя это не мешает быть ей и просто увлекательным чтением, если кому-то лень окунаться в глубинные пласты — своих проблем хватает! Но все-таки в глубине интереснее. Вот израильский писатель Амос Оз — живет в Араде, вокруг пустыня — встает в четыре утра (тьма еще!), выпивает чашку кофе, как он рассказывает, и идет гулять по пустыне. Что он там ищет, с кем беседует и о чем? Этого он не рассказывает, но можно узнать из его романов. В них герои, иногда с почти религиозным рвением, как в книге «Третье состояние», ищут контакта с божественным светом; или становятся участниками каких-то метафизических ситуаций или мистических состояний, которые в конечном счете оказываются эманацией их собственного коллективно-индивидуального «я».

А вот Авраам Б. Иегошуа, вечный «нормализатор» израильской жизни, гоняет своих героев по странам и континентам, кажется, для уточнения своей идентичности. На страницах его книг сошлись Восток и Запад, но когда основой такой встречи служит многовековая израильская культура, то получается адская смесь. Кроме того автор — замечательный рассказчик. Он всегда печется о том, чтоб читатель не скучал, а взяв его книгу в руки, уже не мог бы ее отложить. Искусство писателя он сравнивает с работой шеф-повара, который знает когда, сколько и какие специи добавить в блюдо, чтобы оно получилось вкусным. 

Или Иорам Каньюк. Говорят, что он пишет в ритме джаза. Менее года тому назад он ушел из этой жизни «в доброй седине», как говорят на иврите, ему было 83 года. Светлая ему память! Его бунтарская, провокативная, пульсирующая проза, не признающая никаких канонов, подчиняется только собственному ритму. Это особый мир, но он открыт для всех желающих его посетить.

Ну, а Меир Шалев продолжает свою бесконечную израильскую сагу — благо история народа и собственное воображение позволяют! А издатели сокрушаются: «Ну, опять в одном романе истратил столько сюжетов. С таким материалом можно было бы пять романов издать», Но, нет. Он щедро дарит нам все в одном произведении и заставляет нас с нетерпением ждать следующего. Это роскошный ковер всего израильского многоцветья, где десятки историй сплелись в узор, от которого глаз не оторвешь. Но это еще и замечательный культурный микс, где соседствуют библейский мир с античным миром и христианским, а объединяет их израильская реальность. И вот эта культурная громада плавно движется навстречу читателю, который начинает физически ощущать, как сам растет и ширится, и думает: «Ведь и вправду стоим на плечах великанов». 

А какое захватывающее приключение представляют прогулки по старому Тель-Авиву в компании Якова Шабтая! Его отец был строителем, когда город только начинался, поэтому говорят: «Отец строил Тель-Авив, а сын воспел его». И читая эту песню, неизбежно приходишь в восторг от совершенства фразы, которая льется вот уже полстраницы, и ни разу не затруднила чтение, ни разу не показалась длинной или скучной. А можно погулять и по вышнему Иерусалиму — это Рои Хен вам обеспечит. Но если вы любитель автономных путешествий, и авторское внимание вам ни к чему, то можно рекомендовать Шимона Адафа. Он вас впустит в свой мир, но опекать не будет. Здесь вас ожидает израильское фэнтези с путешествием в XXVI век, а также путешествие по душе человеческой — это слова автора, погружение в мир еврейской мистики под названием каббала и многое другое. Если же вам хочется читать книжку наедине, исключив уже всякие контакты с автором, то, пожалуйста, последний роман Эйнат Якир — для вас. Здесь вы окажитесь, по образному выражению Омри Герцога, в галерее, где развешены фотографии, некоторые — замечательные. А прочитав роман, можно задаться вопросом вместе с преподавателем, почему роман в современном мире обретает форму выставки фотографий. Что случилось с романным жанром? Или с нашей жизнью? Ведь литература — это зеркало этой жизни. Можно вместе с израильскими писателями попробовать ответить на вечные вопросы бытия, или на более скромные вопросы, связанные с литературой: она может что-то изменить в этой жизни или ничего она не может. 

Если все это вам интересно, то мы вас ждем на Кафедре семитологии и гебраистики.

Тюркская филология

Вторник, 20 декабря 2016 12:56

Профиль «Тюркская филология»

Изучение тюркской филологии в Санкт-Петербургском университете началось в 1822 г. Первоначально это были курсы турецкого (османского) языка, читавшиеся время от времени на Секции восточной филологии, которые вел О. И. Сенковский — известный востоковед, журналист и писатель. В 1835 г. была учреждена кафедра турецкого языка, и турецкий язык был введен в  число официальных предметов. Становление тюркологии как самостоятельной дисциплины обычно связывается с научной деятельностью А. О. Мухлинского, который возглавлял Кафедру с 1839 по 1866 гг. После основания Факультета восточных языков в 1855 г, на вновь образованной кафедре турецко-татарского языка стали преподаваться курсы и по другим тюркским языкам и литературам.

Ведущие преподаватели по данной специальности

С 1873 г. кафедру возглавлял основатель русской школы османистики проф. В. Д. Смирнов. С 1894 г. на кафедре преподавал основоположник тюркского языкознания П. М. Мелиоранс­кий. 

До ликвидации Факультета восточных языков в 1919 г. на кафедре турецко-татарской словесности работали также крупные тюркологи проф. А. Н. Самойлович (с 1907 г.) и проф. П. А. Фалёв (с 1915 г.). 

На возрожденном в 1944 г. Восточном факультете Кафедру тюркской филологии последовательно возглавляли: в 1944–1947 гг. — чл.-корр. АН СССР проф. Н. К. Дмитриев; в 1947–1949 гг. — проф. С. Е. Малов; в 1949–1972 гг. — акад. А. Н. Кононов; в 1972–1988 гг. — проф. С. Н. Иванов; в 1988–2013 гг. — доктор филологических наук, профессор В. Г. Гузев. В настоящее время обязанности заведующего кафедрой исполняет канд. филол. наук, доцент Н. Н. Телицин.

Состав кафедры тюркской филологии 

Доктор филол. наук, профессор В. Г. Гузев; канд. филол. наук, доцент А. В. Образцов; канд. филол. наук, доцент А. И. Пылев; канд. филол. наук, доцент Н. Н. Телицин; канд. филол., доцент М. Э. Дубровина; канд. филол. наук, доцент А. С. Сулейманова; канд. филол. наук, доцент Л. М. Ульмезова; ассистент, канд, филол. наук Н. А. Матушкина.

Изучаемые языки

Для студентов бакалавриата и магистратуры введено преподавание нескольких восточных языков: 

  • тюркские языки: турецкий язык, узбекский язык, якутский язык, азербайджанский язык, балкарский язык, османский язык, староанатолийско-тюркский язык, чагатайский язык, древнетюркские языки (язык тюркских рунических памятников и древнеуйгурский язык);
  • другие восточные языки: арабский и персидский.

Стажировки

Успешно развиваются международные связи. К преподаванию на Кафедре регулярно привлекаются носители турецкого языка, граждане Турции, получившие образование в различных университетах этой страны. Деятельность турецких преподавателей способствует совершенствованию знания современного турецкого языка как студентами и аспирантами, так и преподавателями кафедры тюркской филологии и других кафедр Восточного факультета.

В настоящее время Кафедра поддерживает и развивает активные научные и творческие связи с Мраморноморским университетом, Турция (Marmara Üniversitesi, Türkiye) и другими учебно-научными учреждениями Турции. Подписаны соглашения о сотрудничестве с институтом Ю. Эмре, Турция (Yunus Emre Enstitüsü, Türkiye).

На Кафедре постоянно проходят стажировку специалисты из других учебных заведений и научно-исследовательских учреждений России, ближнего и дальнего зарубежья. Студенты кафедры тюркской филологии ежегодно проходят летнюю практику в странах изучаемого языка, в частности, на курсах изучения турецкого языка (TÖMER), на летних курсах турецкого языка при институте Ю. Эмре (Турция).

История

В настоящее время кафедра тюркской филологии Восточного факультета СПбГУ является признанным центром тюркологических исследований и подготовки тюркологов в России, СНГ и Европе. За период учебы выпускники Кафедры овладевают всем комплексом теоретических знаний и практических навыков в области турецкого языка, османского языка, древнетюркских языков, истории турецкой и среднеазиатской тюркской литературы, истории и культуры Турции, истории и культуры тюркских народов древности и средневековья. Со времен основателя российской османистики В. Д. Смирнова Кафедра сохраняет уникальные традиции преподавания османских арабографичных текстов, используя собственные учебные пособия. 

Знаменитые выпускники кафедры:

  • С. Е. Малов (1880–1957), российский и советский ученый-тюрколог, член-корреспондент АН СССР (1939), профессор Ленинградского университета.
  • А. Н. Кононов (1906–1986), советский лингвист-тюрколог, с 1950 г. профессор Ленинградского университета, работал также в Ленинградском отделении Института востоковедения АН СССР (в 1961–1963 в должности заведующего отделением). Академик АН СССР с 1974 г. Почетный член Турецкого лингвистического общества, Научного общества востоковедов Венгрии, Венгерской академии наук.
  • Л. А. Покровская (1925–2009), советский и российский тюрколог, доктор филологических наук, профессор, исследователь языка и культуры гагаузов.
  • Э. Р. Тенишев (1921–2004), советский и российский тюрколог, монголовед, член-корреспондент РАН, доктор филологических наук, заведующий отделом урало-алтайских языков Института языкознания РАН, главный редактор журнала «Советская тюркология» и многотомного издания «Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков», заслуженный деятель науки Республики Татарстан, почётный академик Академии наук Республики Башкортостан.
  • С. Н. Иванов (1922–1999), тюрколог-филолог, поэт-переводчик, доктор филологических наук, профессор, заслуженный работник культуры УзССР (1968), заслуженный деятель науки УзССР (1981). Член Союза писателей СССР с 1972 г.

Кафедра иранской филологии

Понедельник, 09 января 2017 18:54

Программы:

  • Иранская филология (бакалавриат)
  • Ирано-Афганская филология (бакалавриат);
  • Языки иранских народов (магистратура)
  • Литература иранских народов (магистратура);
  • Культура иранских народов (магистратура)
  • Религии иранских народов (магистратура)

Основные курсы:

  • Современный и классический персидский язык (фарси);
  • Современный и старописьменный афганский язык (пашто);
  • Памирские языки и фольклор;
  • Древнеперсидский язык;
  • Язык Авесты;
  • Среднеперсидский язык (пехлеви);
  • Введение в иранскую филологию;
  • Историческая грамматика персидского языка;
  • Сравнительно-историческая грамматика иранских языков;
  • История персидской литературы;
  • Афганская письменность позднего средневековья (XVI–XVIII вв.);
  • Персидская суфийская поэзия;
  • Новая персидская поэзия;
  • Материальная культура Ирана;
  • Ираноязычные источники по религиозным учениям
  • Конституция Исламской Республики Иран
  • Современная пресса Ирана

Языки:

  • Персидский (фарси): современный и классический
  • Афганский (пашто): современный и старописьменный
  • Таджикский
  • Курдский
  • Авестийский
  • Древнеперсидский
  • Среднеперсидский
  • Согдийский
  • Арабский

 

Кафедра персидской словесности была одной из двух первых кафедр восточных языков, открытых в Санкт-Петербургском университете в 1819 г., а из первых трех штатных преподавателей востоковедных дисциплин двое — Ф. Шармуа и М. Топчибашев — специализировались именно на персидском языке.

Первый декан образованного в 1855 г. Восточного факультета Санкт-Петербургского университета — А Казем-Бек — читал курсы по персидскому языку и истории персидской литературы. В 1856 г. на Восточном факультете академик Б. Дорн впервые в истории европейского академического востоковедения начал преподавание афганского языка (пашто). Немного позднее К. Коссович заложил основы университетского преподавания древних иранских языков — авестийского и древнеперсидского.

«Второе» рождение и нынешнее наименование кафедра получила в 1916 г. усилиями академиков К. Залемана и В. Жуковского. Впоследствии кафедрой руководили выдающиеся отечественные иранисты А. Фрейман, А. Болдырев, М. Боголюбов и И. Стеблин-Каменский. Ныне кафедру возглавляет М. Пелевин. В числе крупных ученых-филологов, в разное время работавших на кафедре, были И. Орбели, Е. Бертельс, А. Ромаскевич, В. Абаев, И. Зарубин, И. Оранский, А. Тагирджанов, С. Соколов, А. Розенфельд, В. Кушев, О. Акимушкин, Ч. Байбурди и др.

В настоящее время на кафедре регулярно преподаются современные и древние иранские языки — персидский (фарси), афганский (пашто), памирские (ваханский, шугнанский), древнеперсидский, авестийский, среднеперсидский (пехлеви), согдийский. В обязательную учебную программу входят курсы по арабском языку, истории персидской литературы, истории, географии, этнографии, материальной культуре Ирана, Афганистана и ираноязычных народов в целом. 

Опубликовано в Кафедры

Основные курсы:

  • Введение в специальность — история Центральной Азии (Т. И. Султанов, 36 часов) 
  • География Центральной Азии (З. А. Джандосова, 36 часов)
  • География Кавказа (А М. Фарзалиев, 36 часов)
  • Культура и этнография Центральной Азии (Т. В. Моносова, 32 часа)
  • Культура и этнография Кавказа (А. М. Фарзалиев, 32 часа)
  • История Центральной Азии (древность — С. Г. Кляшторный, 32 часа; средние века — Т. И. Султанов, 32 часа; новое и новейшее время — З. А. Джандосова, 144 часа) 
  • История Кавказа (С. Г. Кляшторный, 32 часа; А. М. Фарзалиев, 176 часов)
  • Литература Центральной Азии (Т. В. Моносова, 68 часов)

Специальные курсы (избранные):

  • Исламский мистицизм (суфизм) (36 часов)
  • Концепция власти в центрально-азиатских государствах XIII — XVIII вв. (Т. И. Султанов, 36 часов)
  • Книжная культура народов Туркестана (Т. И. Султанов, 32 часа)
  • История идеологических и социальных движений в средневековой Центральной Азии (А. К. Алексеев, 32 часа) 
  • Мавераннахр и Северный Афганистан в период Аштарханидов (XVI — первая половина XVIII в.) (А. К. Алексеев, 36 часов)
  • Политическая история тюрко-монгольских ханств Поволжья и Западно-Центральной Азии (XIV — первая половина XVI в.) (А. К. Алексеев, 36 часов)
  • Иран и центрально-азиатские государства в международных организациях и договорах (А. К. Алексеев, 32 часа).
  • Османо-сефевидское соперничество за Южный Кавказ в XVI–XVII вв.(А. М. Фарзалиев, 32 часа).
  • Сельджукиды Центральной и Малой Азии в X–XIII вв. (А. М. Фарзалиев, 32 часа)
  • Большая игра: Афганистан и Центральная Азия в системе международных отношений в XVIII — XXI вв. (З. А. Джандосова, 36 часов)
  • Изменение этнической карты Центральной Азии в конце XIX–ХХ вв. и современная этническая проблематика региона. (З. А. Джандосова, 32 часа)
  • Кавказ и Великая Степь в раннем средневековье (С. Г. Кляшторный, 36 часов)
  • Северный Кавказ в составе Хазарского каганата (С. Г. Кляшторный, 32 часа)
  • Исторические деятели центрально-азиатских государств XIII–XIX вв. (Т. И. Султанов, 36 часов)

Языки:

  • Классическая языковая подготовка: персидский; турецкий, староосманский, чагатайский; арабский
  • Специальная языковая подготовка: азербайджанский, армянский, грузинский, узбекский, таджикский, казахский. 

Изучение истории Туркестана и Центральной Азии в Санкт-Петербурге началось в первой трети XIX в. Это стало возможным благодаря богатым коллекциям восточных рукописей и монет, собранным на факультете восточных языков Санкт-Петербургского Императорского Университета и в Азиатском музее Академии наук. Среди пионеров изучения Средней Азии были такие выдающиеся ориенталисты, как Х. Д. Френ (1782–1851), П. Савельев (1814–1859), Б. Дорн (1805–1881), В. В. Григорьев (1816–1881) и В. Вельяминов-Зернов (1830–1904).

Во второй половине XIX в. интерес к Средней Азии и Туркестану значительно возрос в связи с колониальной экспансией России и включением региона в состав империи. Расцвет этого направления отечественного востоковедения связан с именем академика В. В. Бартольда (1869–1930), чьи многочисленные труды, охватывающие почти все области центрально-азиатских (среднеазиатских) исследований, сформировали петербургскую школу туркестанистики и являются доказательством ее неразрывной связи с иранистикой и тюркологией.

Кавказское направление на Восточном факультете активно развивалось с середины XIX в., прежде всего благодаря стараниям выдающегося востоковеда М.-Дж. Топчубашева и декана факультета В 1855–1861 гг., члена-корреспондента Академии наук Мирзы Казембека. В дальнейшем, на рубеже XIX и XX веков, оно было представлено филологическими программами. Были открыты азербайджанское, грузинское и армянское отделения. Наиболее выдающимся представителем кавказоведения в этот период был академик Н. Я. Марр (1864–1934). В дальнейшем весомый вклад в данную отрасль востоковедения внес академик И. А. Орбели (1887–1961), который в 1955 г. возглавил Кафедру истории Ближнего Востока.

В последующие годы изучение Центральной Азии и Кавказа в Петербургском (Ленинградском) университете было практически прекращено. Основные учебные программы и курсы стали преподаваться в университетах союзных республик Средней Азии и Закавказья. Что касается петербургско-ленинградской научной школы, то в последние десятилетия существования СССР среднеазиатские исследования (часто достигавшие выдающихся результатов) были сосредоточены на археологии (В. Массон, А. Мандельштам, Б. Маршак, Евгений и Тамара Зеймаль) этнографии (Н. Кисляков, А. Розенфельд, В. Курылев) и лингвистике (В. Лившиц, И. Стеблин-Каменский), тогда как изучение средневековой, новой и новейшей истории считалось прерогативой национальных республик. 

В условиях новой геополитической реальности, возникшей в связи с распадом СССР и появлением независимых государств в Центральной Азии и на Южном Кавказе, в России возникла потребность в подготовке высококвалифицированных экспертов по Центральной Азии и Кавказу. Поэтому в 1996 г. изучение Центральной Азии и Кавказа в Санкт-Петербургском университете было возобновлено. Процесс восстановления бартольдовских исследовательских и преподавательских методов, базирующихся на глубоком знании классических восточных языков и истории региона, происходит параллельно процессу изменений в историографии новых независимых государств Центральной Азии и Кавказа, где восстановлению и переоценке подвергаются национальные ценности, культуры и традиции.

В настоящее время на кафедре Центральной Азии и Кавказа, наряду с курсом всемирной истории и другими общефакультетскими дисциплинами по специальности историк-востоковед, читаются курсы по истории, географии, этнографии, культуре и литературе, религии, современному политическому и экономическому положению стран Центральной Азии и Кавказа. Основной упор делается на изучение истории, однако география и этнография рассматриваются как важные базовые дисциплины, без которых понимание истории невозможно. Построение курсов основано на представлении о том, что Центральная Азия, как и Кавказ, — это цельные регионы с общей историей, причем тесно связанные с соседними цивилизациями (Передняя Азия, Россия, Китай).

Таким образом, кафедра предпочитает региональный подход рассмотрению отдельно взятых местных «историй». Следуя этому подходу, восходящему к идеям академика Бартольда о фундаментальной востоковедной подготовке историка-среднеазиатоведа, студенты отделения истории Центральной Азии изучают, прежде всего, классические языки мусульманского Востока, т.е. персидский, турецкий и арабский (в разных комбинациях, причем обязательным является изучение двух из этих языков), и получают широкие знания по истории региона. Под руководством преподавателей студенты знакомятся с важнейшими письменными источниками по истории Центральной Азии, Кавказа и Ирана и учатся читать и понимать средневековые восточные тексты. В дополнение к базовым историческим курсам, преподаватели кафедры предлагают студентам разнообразные специальные курсы и семинары. В связи с повышенным интересом студентов к новейшей истории и современному положению в Центральной Азии и на Кавказе постепенно вводится изучение дополнительных специальных курсов и восточных языков — таджикского, узбекского и казахского.

Для изучения Кавказа с позиции традиционного российского востоковедения следует иметь в виду, что, несмотря на этническую и конфессиональную разделенность, Кавказ вместе с тем являлся и является единым регионом, где в течение без малого полутора тысячелетий сосуществуют и активно воздействуют друг на друга два цивилизационных ареала, порожденных его положением на стыке между Азией и Европой.

Начиная с раннего средневековья, основными источниками для изучения истории и культуры Кавказа все более становятся материалы на арабском, персидском и турецком языках. Для северной части ареала и Азербайджана эти материалы, помимо русских документов (начиная с XVII–XVIII вв.), имеют определяющее источниковедческое значение, а для Армении и Грузии они не менее важны, чем источники на языках этих стран.

Учитывая неразрывные связи истории Кавказа как с историей Ближнего и Среднего Востока, так и с историей Ближнего и Среднего Востока, так и с историей России и специфику кавказоведческих исследований, ее ориентированность на мусульманский мир, подготовка студентов-кавказоведов базируется на изучении одного из трех классических литературных мусульманских языков, — арабского, или персидского, или османско-турецкого, — а также азербайджанского, армянского и грузинского языков; набор групп студентов будет производиться со специализацией «история Кавказа», «История Кавказа (Азербайджан)», «История Кавказа (Армения и Грузия)» с преподаванием соответствующих отделению языков, дисциплин и спецкурсов. 

Опубликовано в Кафедры
Наверх